Гастропортал
Гастроэнтерологический портал России
Специалистам Гастроэнтерологический портал России Пациентам
    e-mail: rpatron@mail.ru
Разделы сайта
Научные учреждения, школы
Центральный НИИ гастроэнтерологии, г.Москва
Академическая школа-семинар им. А. М. Уголева "Современные проблемы физиологии и патологии пищеварения", г.Москва
Московский НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Г.Н. Габричевского МЗ и СР РФ, г.Москва
Комитет медицинских иммунобиологических препаратов МЗ и СР РФ, г.Москва
НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи, г.Москва
Институт фитотерапии, г.Москва
Проблемная научно-исследовательская лаборатория СГМА "Ультразвуковые исследования и малоинвазивные технологии", г.Смоленск
Детская гастроэнтерология
Кафедра детских болезней N2 c курсом гастроэнтерологии и диетологии ФУВ РГМУ
Гастроэнтерология Санкт-Петербурга и Северо-Запада России
Министерство
здравоохранения и социального развития
Методические рекомендации и пособия для врачей
Классификатор болезней
Фитотерапия в гастроэнтерологии
Энциклопедия лекарственных трав
Лекарственные средства в гастроэнтерологии
Фармакологический справочник
Инструментальные диагностика и лечение
Диагностика гастроэнтерологических заболеваний. Фотогалерея
Справочник гастроэнтеролога
Форум
Статьи для специалистов
Science articles of world periodical [eng]
Сотрудничество с гастропорталом
Стимбифид на гастропортале

Стимбифид плюс - официальный сайт

О целесообразности применения пищевых добавок на основе субстратов энергетического обмена

Главная »» Научные учреждения, школы »»  Академическая школа-семинар им. А. М. Уголева "Современные проблемы физиологии и патологии пищеварения" »» Научные публикации

версия для печати версия для печати

Е.И.Маевский, Е.В.Гришина, А.С.Розенфельд, Л.А.Богданова, М.Н.Кондрашова
Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН, Пущино, Московской области

В основе многих эмпирически сложившихся систем питания лежит воздействие на ключевые звенья энергетического обмена. Это связано с тем, что состояние энергетического обмена обусловливает возможность полноценного выполнения любых функций организма [1]. От поддержания высокой степени готовности энергетического обмена зависит и эффективность реализации регуляторных воздействий центральной и периферической нервной системы, гормональных и медиаторных сигналов. Природный регулятор для активации функций посылает исполнителю не только сугубо специфический сигнал, но одновременно мобилизует топливные – энергетические ресурсы [2].

Наряду со специфическими механизмами, запускаемыми с помощью высокоселективных рецепторов при участии внутриклеточных мессенджеров, происходит одномоментная, а на уровне целостного организма упреждающая мобилизация энергетического обмена в соответствующих клеток и тканей. В итоге ни один регуляторный сигнал в организме не проходит в «голом» виде, и реакция клеток, тканей и организма на внутренние и внешнего воздействия, независимо от их природы, поддерживается соответствующим уровнем мобилизации энергетического обмена.

Именно в связи с этим широко распространенные в цивилизованном мире болезни обмена веществ такие, как ожирение, сахарный диабет, атеросклероз и, в конечном счете, многие онкологические заболевания в значительной мере являются следствием неадекватно низкой активности исполнителей при реализации филогенетически закрепленной адаптивной мобилизации энергетического обмена [3]. Достаточно вспомнить, что любые обусловленные катехоламинами реакции первичной активации функций сопровождаются гипергликеминей и буквально впрыскиванием жирных кислот в реакции энергетического обмена. В такой ситуации отсутствие немедленной вслед за гормональным сигналом физической деятельности, сдерживания физического проявления эмоций и исходно низкий уровень энерготрат вследствие гиподинамии сопровождаются накоплением субстратов и промежуточных продуктов нереализованной до конца (до полного сгорания) мобилизации энергетических ресурсов.

Возрастает не только содержание глюкозы и жирных кислот в крови и тканях, но и лактата, кетоновых тел, аминокислот. В итоге ускоряется синтез холестерина и жира. В тканях возникает гипоксии- и диабетоподобная ситуации с избыточным уровнем восстановленности NADH как в цитозоле, так и в дыхательной цепи митохондрий (МХ). Избыточная (неадекватная уровню физической активности) мобилизация свободных жирных кислот обусловливает перенапряжение транспортных карнитинзависимых систем, падение степени сопряжения окислительного фосфорилирования в МХ (то есть повреждение основного источника энергии), снижение чувствительности тканей к инсулину, конкурентное торможению окисления глюкозы даже в инсулиннезависимых тканях. Увеличение степени восстановленности NADH неизбежно сопровождается активацией одно- и двухэлектронных утечек на кислород и генерацией активных форм кислорода (АФК), которые повреждают биологические мембраны, специфическим образом запускают запрограммированную гибель клеток и ускоряют спонтанный мутагенез и старение организма [4, 5].

Общность основных реакций и механизмов энергетического обмена в клетках различных тканей человека и животных позволяют осуществлять достаточно универсальную и мягкую регуляцию функций практически всех систем и организма в целом через воздействие на интенсивность и направленность процессов энергетического обмена. Эффективность такого рода регуляции физиологического состояния организма бывает неожиданно высокой. Очевидно, это связано еще и с тем, что нейроэндокринная система обладает особенно высокой чувствительностью к субстратам и метаболитам энергетического обмена. Повышенная чувствительность во многих случаях закреплена специальными рецепторными механизмами. Например, при повышении концентрации глюкозы в крови возрастает поглощение глюкозы тканями, и этот процесс поддерживается в условиях организма выбросом инсулина. В ответ на гипогликемию напротив активируются гликогенолиз, липолиз и глюконеогенез, поддерживаемые и запускаемые на малых временах катехоламинами, а на больших – глюкокортикоидами [6].

Сегодняшний уровень знаний дает основание полагать, что в процессе эволюции сложилась система отслеживания концентраций не только первоначального субстрата – глюкозы, но и ряда ключевых промежуточных и конечных метаболитов энергетического обмена. Так, многие клетки (нейроны, кардиомиоциты, тимоциты, тромбоциты и др.) имеют высоко специализированные рецепторы на АТФ и АДФ. Освобождающиеся из клеток в условиях гипоксии и ишемии продукты распада адениловых нуклеотидов - аденозин и гипоксантин - обладают выраженным вазодиляторным действием. Углекислота, образующаяся в результате окислительно-восстановительных превращений и декарбоксилирования субстратов в цикле Кребса, является одним из важнейших регуляторов дыхательного центра, тонуса и просвета различных сосудов, диссоциации оксигемоглобина и т.п. [7]. Дикарбоновые аминокислоты - глутамат и аспартат, будучи связующими субстратами энергетического и пластического обмена, обладают способностью повышать основной обмен, как это показал еще в 1960 г. А.Е.Браунштейн, и, кроме того, участвуют в передаче и модуляции сигналов между нейронами [8].

Приведенные примеры свидетельствуют о необходимости поддержания энергетического обмена для коррекции функционального состояния организма, повышения уровня работоспособности и эффективности различных видов медикаментозного и немедикаментозного воздействия. Работами школы М.Н.Кондрашовой [9, 10] показано, что одним из таких средств могут быть митохондриальные субстраты и, в частности препараты, включающие в свой состав янтарную кислоту – энергетически наиболее эффективный интермедиат цикла Кребса.

Рассмотрим основные аргументы, которые лежат в основе использования препаратов на основе янтарной кислоты.

Мозаичность уровня парциального давления кислорода в тканях такова, что даже в состоянии покоя наряду с нормоксичными участками имеются зоны выраженной гипоксии. При любом виде интенсивной нагрузки (психической, эмоциональной, физической) может развиваться рабочая гипоксия вследствие такого повышения энерготрат, при котором системы доставки кислорода или мощность митохондриального аппарата оказываются недостаточными для поддержания аэробного энергообеспечения. Кроме того, гипоксия и тем более ишемия встречаются при различных патологических состояниях: заболеваниях сердечно-сосудистой системы, легких, крови, при воспалительных процессах, аллергических и анафилактоидных реакциях и т.п.).

В нормоксических условиях основным поставщиком богатых энергией соединений являются МХ, в которых и локализованы конечные реакции окисления – бетта-окисление жирных кислот, цикл Кребса и сопряженные с ним реакции превращения аминокислот. Именно МХ являются потребителем кислорода. За счет электронакцепторных свойств кислорода совершается множество окислительно-восстановительных превращений, в которых продукты гликолиза, липолиза и распада белков, то есть пируват, лактат, глицерин, жирные кислоты, ацетил-КоА, ацетоновые тела и аминокислоты сгорают до СО2 и Н2О. Энергия химических связей органических субстратов аккумулируется в МХ в виде унифицированных энергетических эквивалентов – трансмембранного потенциала (Н+) и АТФ при посредстве реакций окислительного и субстратного фосфорилирования и поставляется МХ для всех видов клеточных функций. Недостаточная энергетическая эффективность МХ, как правило, сопровождается усиленной генерацией АФК, что, в конечном счете, либо ускоряет смену-обновление МХ и клеток, либо приводит к их гибели [Скулачев, 2000].

В любом учебном пособии вполне справедливо написано, что основным источником богатых энергией соединений при кислородном голодании является активированный гликолиз и гликогенолиз (окисление глюкозы до пирувата и лактата). В нормоксических условиях энергетический выход гликолиза играет второстепенную роль, поскольку главная функция гликолиза при нормоксии - поставка пирувата для МХ. Поддержка гипоксической активации гликолиза - одно из классических направлений корригирующего и лечебного питания. Для этого пригодны любые углеводы, расщепляющиеся в желудочно-кишечном тракте или моносахариды. В связи с широким использованием высококонцентрированных источников глюкозы следует обратить внимание на известные факты повреждения инсулин-продуцирующего аппарата поджелудочной железы и уменьшение чувствительности тканей к инсулину при стрессовых состояниях. Эти обстоятельства предопределяют использование инсулина при введении глюкозы и заставляют обратиться к таким заменителям глюкозы, как фруктоза, сорбит, ксилит, способным включаться в метаболизм независимо от наличия инсулина.

Однако здесь мы хотели бы обратить внимание не на известные способы поддержания гликолиза, а на необходимость сохранения МХ в условиях кислородного голодания. Дело не только в том, что чрезмерная активация гликолиза сопровождается рядом таких нежелательных последствий, как лактатный ацидоз, нарушение работы многих внутриклеточных ферментов, ионный дисбаланс, разобщение окислительного фосфорилирования и генерация АФК в цитозоле, а в том, что успех постгипоксического восстановления определяется прежде всего тем, в какой мере сохраняются МХ при кислородном голодании.

Вопрос о сохранности МХ не может быть решен только путем пассивной защиты - “консервации” мембран - местными анестетиками; ингибиторами фосфолипазы А2; антиоксидантами, комплексообразователями, связывающими ионы Са2+, или другими препаратами, подавляющие активность систем деградации МХ при гипоксии и в начальный период реоксигенации. Активные способы защиты заключаются в поддержании функционирования МХ, несмотря на дефицит кислорода. Они выработаны в процессе эволюции и наиболее развиты у облигатных и факультативных анаэробов. Мы полагаем, что к таким механизмам можно отнести анаэробное образование сукцината (АОС), способное выполнять роль дополнительного источника энергии. В ряде работ показано, что в тканях высших животных при гипоксии и аноксии также могут реализовываться различные пути АОС и накопления сукцината [11, 12, 13]. На основании собственных экспериментальных исследований [14], в которых были промерены практически все возможные пути АОС в МХ головного мозга, сердца, коркового слоя почек и печени крыс и морских свинок, мы пришли к заключению, что наиболее значимыми по интенсивности являются три пути:

1. Восстановительное обращение цикла Кребса от оксалоацетата или малата до сукцината: (Для увеличения картинки щелкните на ней мышкой)


2. Сопряженное течение восстановительного обращения и окислительных реакций цикла Кребса: (Для увеличения картинки щелкните на ней мышкой)



3. Анаэробная дисмутация альфа-кетоглутарата в присутствии аммония по Кребсу-Коэну, когда одна молекула альфа-кетоглутарата используется для восстановительного аминирования в глутамат с одновременным окислением восстановленных пиридиннуклеотидов, что поддерживает окисление другой молекулы альфа-кетоглутарата до сукцината: (Для увеличения картинки щелкните на ней мышкой)


Теоретически любой из путей АОС должен обеспечивать образование одной молекулы богатого энергией соединения на каждую молекулу сукцината, и отдать предпочтение какому-либо из путей невозможно. Экспериментально мы показали, что наибольшую скорость имеет второй путь, затем дисмутация по Кребсу-Коэну и самый медленный - восстановительное обращение цикла Кребса.

Энергетическая эффективность этих путей не соответствует скорости АОС. Наиболее эффективным (по образованию АТФ и дельтаµН+) на единицу субстрата является восстановительное обращение цикла Кребса. Наиболее мощным по выходу АТФ и генерации дельтаµН+ в единицу времени - второй путь - сочетание восстановительного обращения цикла Кребса с обычными окислительными превращениями. Анаэробная дисмутация альфа-кетоглутарата оказалась энергетически наименее эффективной. Количественный анализ показал, что по мере изменения субстратной ситуации и развития энергетического дефицита при закрытой дыхательной цепи МХ происходит спонтанная смена первого пути АОС вторым, а затем третьим [15]. Отсюда можно заключить, что в зависимости от конкретной ситуации в ткани реализуются разные по интенсивности и по энергетическому выходу пути АОС. Однако собственные потребности МХ в АТФ при анаэробиозе столь велики, что только активация экзогенными субстратами наиболее активного (второго) пути АОС может затормозить прогрессирующую деэнергизацию МХ в отсутствии кислорода. В отличие от изолированных МХ на уровне целых клеток мы не смогли отдать предпочтение какому-либо из путей АОС. Оказалось, что все исследованные источники сукцината почти в равной мере способствовали сохранению энергетического статуса кардиомиоцитов и трансформированных клеток почечного эпителия, определяемому по концентрации АТФ и отношению АТФ/АДФ.

Возможно, что активация АОС в МХ важна не только как процесс, обеспечивающий некоторый дополнительный приток богатых энергией соединений, но скорее как дополнительный акцептор водорода: при этом АОС в МХ способствует работе малат-аспартатного шунта, поддерживающего гликолитическую оксидоредукцию. Тем самым активируется гликолиз без увеличения накопления лактата. При этом, как показано на схеме, конечными продуктами анаэробного обмена являются лактат, аланин и сукцинат:


Схема взаимосвязи гликолиза и анаэробного образования сукцината через малат-аспартатный шунт, переносящий восстановительные эквиваленты из цитозоля в МХ. (Для увеличения картинки щелкните на ней мышкой)

Итак, введение в энергетический обмен дополнительных субстратов, способных в анаэробных условиях превращаться в сукцинат, обеспечивает протекание редокс превращений в цикле Кребса и протока на первом участке дыхательной цепи. Это в свою очередь способствует сохранению ферментов МХ и наработке богатых энергией соединений в МХ, а также поддерживает активированный гликолиз за счет протока восстановительных эквивалентов из цитозоля в МХ без дополнительного увеличения образования лактата, но с накоплением аланина и сукцината. Именно поэтому для улучшения энергетического статуса клетки и обеспечения функциональной сохранности МХ в условиях аноксии следует использовать экзогенные субстраты - источники анаэробного образования сукцината. Это в первую очередь малат, малат с альфа-кетоглутаратом, аспартат с альфа-кетоглутаратом, фумарат и глутамат. Подчеркнем, необходимость использования заменимых аминокислот - аспартата и глутамата.

Активация АОС особенно важна при переходе от аноксии к гипоксии, когда создаются предпочтительные условиях для окисления в дыхательной цепи МХ именно сукцината. Дело в том, что в отличие от аноксии, когда имеет место полное восстановление всех переносчиков в дыхательной цепи МХ, при гипоксии, как было показано на перфузируемом органе в лаборатории Б.Чанса [16] и независимо на клетках Ретциус М.П.Бурговой [17], ближайший к кислороду участок дыхательной цепи еще сохраняется в достаточно окисленном состоянии при том, что пиридиннуклеотиды (NAD и NADP) уже практически полностью восстановлены. Сохранение окисленных флавопротеидов и цитохромов способствует поддержанию окисления флавинзависимых субстратов. В цикле Кребса – это сукцинат. Все остальные субстраты цикла Кребса окисляются первым NAD-зависимыми комплексом дыхательной цепи. Легко понять, почему в условиях гипоксии концентрация флавинзависимого субстрата - сукцината может значительно снижаться, в отличие от аноксии, когда сукцинат накапливается.

В модельных экспериментах на МХ печени мы обнаружили, что реакции АОС интенсивно протекают и в условиях гипоксии, но завершаются не накоплением сукцината (как это происходит при аноксии), а его быстрым окислением с мощным энергетическим выходом, достаточным для поддержания на высоком уровне продукции АТФ и дельтаµН+ [14].

Из изложенного ясно, что введение в рацион сукцинатогенных субстратов и/или самого сукцината, например, в виде препарата Янтавит, более чем целесообразно и оправдано в условиях гипоксии.
В случае полноценного восстановления кислородного обеспечения тканей после аноксии или гипоксии наличие эндогенного или экзогенного источника сукцината обеспечивает быстрое воспроизводство оксалоацетата (щавелевоуксусной кислоты) – партнера ацетил-КоА в цитратсинтетазной реакции. Благодаря этому ускоряется вовлечение в цикл Кребса избытка ацетил-КоА – продукта бетта-окисления жирных кислот, тормозится кетогенез и холестериногенез. Удивительно, но антикетогенные свойства проявляются у сукцината не только при использовании десятков граммов янтарной кислоты, как это показал еще в 1937 году Сцент-Дьердьи [18], но даже после приема в 1000 раз меньших количеств препарата [19].

Особое внимание мы хотели бы привлечь к возможности уменьшения метаболического ацидоза с помощью субстратов, окисляющихся в МХ.

Коррекция ацидоза на уровне организма, как правило, включает введение в организм ощелачивающих соединений таких, как бикарбонат натрия, трис-буфер и т.п., то есть к воздействию на буферные системы, либо к активации выведения углекислоты. Издавна сложились представления о том, что причиной метаболического ацидоза является накопление недоокисленных метаболитов, в первую очередь продукта активированного гликолиза - молочной кислоты. В соответствии с этими представлениями антиацидотические меры направлены на снижение интенсивности гликолиза за счет улучшения оксигенации тканей или понижения нагрузки - мощности работы. При этом роль МХ в коррекции кислотно-щелочного состояния сводится к окислению недоокисленных лактата, пирувата и кетоновых тел, Са2+/Н+ обмену и образованию СО2. Мы хотим привлечь внимание к хорошо известному для митохондриологов феномену - ощелачиванию внемитохондриального пространства при окислительном фосфорилировании, то есть при фосфорилировании АДФ в дыхательной цепи митохондрий.

Кратко рассмотрим, каким образом осуществляют основной вклад МХ в поддержании рН по схеме, предложенной W.Gevers [20]. При любой работе первоначальной причиной ацидоза является потребление АТФ - АТФ-азная реакция, в которой наряду с АДФ и неорганическим фосфатом образуется эквивалентное количество Н+. На приведенной схеме показано, что ацидоз является результатом некомпенсированного окислительным фосфорилированием распада АТФ при любой АТФ-азной реакции. (Для увеличения картинки щелкните на ней мышкой)

В МХ реакции окислительного фосфорилирования целиком утилизируют продукты АТФ-азных реакции (АДФ, Рн и Н+). В гликолизе при субстратном фосфорилировании ресинтез АТФ сопровождается использованием только двух продуктов - АДФ, Рн, а третий продукт - Н+ остается и накапливается по мере увеличения вклада гликолиза в энергообеспечение. Накопление ионов водорода (из АТФ-азных реакций) стехиометрически точно соответствует накоплению аниона лактата (из реакций гликолиза, обеспечивающих энергетически АТФ-азные реакции). В случае увеличения вклада в энергообеспечение окислительного фосфорилирования уменьшается количество ионов водорода, невовлекаемых в ресинтез АТФ. Поскольку при энергопродукции за счет полноценно окисляющихся до углекислого газа и воды углеводов АТФ-азные реакции, гликолиз, цикл Кребса и окислительное фосфорилирование связаны достаточно жестко: оборот молекул АТФ в реакциях распада-ресинтеза в 15 раз превышает оборот (образование-окисление лактата), постольку вклад реакций окислительного фосфорилирования, то есть МХ, в поддержание рН более чем на порядок больше, чем если бы все сводилось только к окислению избытка недоокисленных продуктов гликолиза.

Согласно развиваемым М.Н.Кондрашовой представлениям, в условиях организма активация митохондриального энергообеспечения может быть достигнута с помощью экзогенных субстратов. Мы проверили это положение экспериментально при купировании метаболического ацидоза на изолированных МХ, гомогенате тканей, изолированной перфузируемой почке и на уровне организма (на фоне гипоксических состояний, при фиксированных АТФ-азных и физических нагрузках). В качестве экзогенных субстратов, пригодных для купирования метаболического ацидоза, лучше других зарекомендовали себя смесь сукцината натрия с глутаматом натрия и сукцинат аммония.

Рассматривая возможность купирования метаболического ацидоза с помощью субстратов цикла Кребса, напомним неоднократно описанные в литературе наблюдения о появлении лактацидемии при использовании высоко концентрированных растворов глюкозы и о развитии кетоацидоза вследствие избыточной компенсаторной активации распада липидов, неизбежной при диабете, стрессовых состояниях и пирогенных реакциях на фоне дефицита глюкозы. Исследования, выполненные нами совместно с Н.П.Ким [15, 21], позволяют считать полезным и необходимым использование сукцината в случае лактатного ацидоза, При этом сукцинат способствует ускорению утилизации избытка лактата и глюкозы (судили по изотопной метке), улучшению энергетического статуса ткани сердца и уменьшение ацидоза. По-видимому, эти явления обусловлены облегчением окисления продуктов гликолиза в цикле Кребса благодаря появлению необходимых количеств оксалоацетата и увеличению в конечном счете доли окислительного фосфорилирования в энергообеспечении.

Касаясь использования экзогенного сукцината, остановимся на возможности окисления экзогенной янтарной кислоты и ее солей в организме. Среди физиологов и биохимиков бытует устойчивое представление о неспособности сукцината проникать в клетки, поскольку экзогенный сукцинат не может активировать дыхание клеток и тканей, если мембрана клеток не повреждена. Однако, тест активации дыхания сукцинатом в силу своей грубости и низкой чувствительности пригоден лишь для оценки целостности мембраны. Изотопные исследования с меченным по тритию и углероду сукцинатом свидетельствуют о высокой скорости проникновения сукцината в интактные ткани и включении его в метаболические превращения с большей скоростью, чем экзогенная глюкоза [15].

Использование пищевых добавок – источников экзогенного сукцината - Янтавита, Митомина и Энерлита способствует уменьшение метаболического ацидоза при стандартных субмаксимальных по мощности нагрузках. При нагрузках до отказа особенно эффективным оказался сукцинат аммония (препарат Энерлит). Его эффективность особенно ярко проявлялась в течение процессов восстановления после нагрузки и в существенном повышении работоспособности после двухнедельного приема препарата [15]. Причем прирост работоспособности наблюдался на фоне увеличения кислотного сдвига рН крови. Последнее, по-видимому, связано с улучшением вымывания лактата из интенсивно работающих скелетных мышц.

В настоящее время появляются данные о значительном повышении эффективности различных видов медикаментозной терапии, лечебных рационов, акупунктуры и физиотерапии в случае дополнения их пищевыми добавками на основе янтарной кислоты (имеются в виду сообщения о клинических наблюдениях Н.И.Косяковой, Е.М.Жеребкер, В.А.Хазанова, А.Петросян, М.Л.Учителя, Л.А.Богдановой). Очевидно, что использование выработанного в процессе эволюции принципа сочетания специфических воздействий с естественной активацией энергетического обмена может быть весьма многообещающим.

Вместо заключения

Исследования последних лет показали, что «митохондриальные» представления о возможности коррекции функционального состояния биологических систем с помощью экзогенных субстратов в случае использования сукцината оказались более плодотворными, чем можно было ожидать, исходя только из участия сукцината в энергетическом обмене. Очевидно, эволюция не прошла мимо этого уникального субстрата и выработала механизмы, позволяющие использовать изменение его концентрации вне клетки, что свидетельствует, в частности об уменьшении доставки кислорода где-то в многоклеточном организме. Поэтому не трудно сегодня понять многие неожиданные эффекты внеклеточного сукцината, в том числе чрезвычайно низких доз сукцината, вводимого с пищевыми добавками. Помимо упомянутых выше эффектов, с очевидностью вытекающих из метаболической роли сукцината, сегодня известно, что под влиянием пищевых добавок, содержащих янтарную кислоту и ее соли, происходит изменение чувствительности гипоталямо-гипофизарной системы к афферентным сигналам и функциональной активности катехоламиновой системы, повышается точность координации движений, улучшается регионарный кровоток в мозгу и различных спазмированных сосудах, сдвигается вправо кривая диссоциации оксигемоглобина, наблюдается в ряде случаев антиаритмический и кардиотонический эффект, замедляется развитие атеросклероза после состояния клинической смерти, активируются антиоксидантные системы. Едва ли такое обилие эффектов можно представить, ориентируясь только на участие сукцината в цикле Кребса, без представлений о сигнальной и регуляторной функции молекулы янтарной кислоты.

Приведенные в данном разделе материалы не претендуют на охват всех проблем метаболического обоснования использования субстратов энергетического обмена, но, как надеются авторы, помогут специалистам расширить представления и арсенал средств, необходимых для создания новых пищевых добавок и лечебно-профилактических рационов.

Литература

  1. Р.Эккерт, Д.Рзнделл, Дж.Огастин .Физиология животных Механизмв адаптации. 2 - М.Мир., 1992, - 344 с
  2. Э.Ньюсхолм, К.Старт. Регуляция метаболизма. М.,Мир, 1977, 407 с.
  3. В.М.Дильман Эндокринологическая онкология. Л. Медицина, 1974, 399 с.
  4. Skulachev, V.P. Mitochondrial phisiology and pathology; concept of programmed death og organelles> cells and organisms. Mol. Aspects of Medicine 1999, vol. 20, pp. 139-184.
  5. В.П.Скулачев Кислород и явления запрограммированной смерти. Первое Северинское чтение. М. ИМБХ РАМН, 2000, 47 с.
  6. А.Уайт, Ф.Хендлер, Э.Смит, Р.Хилл, И.Леман, Основы биохимии, т. 2. М., Мир. 1981, 617 с.
  7. Дж. Уэст, Физиология Дыхания. Основы. М. Мир. 200 с.
  8. Биохимия мозга под. ред И.П.Ашмарина, П.В.Стукалова, Н.Д.Ещенко, С-Петербургский Университет. 1999, 326 с.
  9. Терапевтическое действие янтарной кислоты. Под. ред. М.Н.Кондрашовой, Пущино, 1976, 234 с.
  10. Янтарная кислота в медицине, пищевой промышленности, сельском хозяйстве. Под. ред. М.Н.Кондрашовой, Ю.Г.Каминского, Е.И.Маевского. сб. научн. статей, Пущино, 1996, 230 с.
  11. П.Хочачка, Дж. Сомеро, Стратегия биохимической адаптации, М.Мир. 1977, 398 с
  12. Taegtmeyer H. Metabolic response to cardiac hypoxia. Increased production of succinate by rabbit papillary muscles. Circ. Res.< 1978, v. 43, p. 808-815.
  13. Писаренко О.И., Студнева И.М., Хлопков В.Н., Солоиатина Е.С., Рууге Э.К. Образование продуктов анаэробного обмена в ишемическом миокарде.- Биохимия, 1988, т. 53, вып. 3, с. 491-496.
  14. Маевский Е.И., Гришина. Е.В., Розенфельд А.С., Зякун А.М., Кондрашова М.Н. Верещагина В.М. Анаэробное образование сукцината и облегчение его окисления - возможные механизмы адаптации клетки к кислородному голоданию. – Биофизика, 2000, т. 45, № 3, с 509-513.
  15. Маевский Е.И., Розенфельд А.С., Гришина Е.В., Кондрашова М.Н., Коррекция метаболического ацидоза путем поддержания функций митохондрий. Пущино, 2001. 155 с.
  16. Scholz R, Thurman R.G., Williamson J.R., Chance B., Busher T. Flavin and pyridine nucleotide oxidation-reduction changes in perfused rat liver. I. Anoxia and subcellular localization of fluorescent flavoproteins. – J.Biol. Chem. 1969, v. 244, No.9, p. 2317-2324.
  17. И.Н.Январева, И.Д.Ильченко, О.Ю.Урюпов, А.Б.Томчин, М.П.Бургова, В.М.Виноградов. Характеристика с помощью биологического микрофлуоресцентного метода действия некоторых антигипоксантов на интактные нейроны. – Вестник Лениградского университета. 1982, 2, вып. 3. с. 66-71.
  18. A. Koranyi und A. Szent-Gyorgyi Uber die Berrnsteinsaurebehandlung diabetisher Azidose. – Deutsche Medizinische Wochenschrift. 1937, № 27, 1029- 1033.
  19. Антидиабетическая средство на основе янтарной кислоты, положительное решение от 21 октября 1997 г. на выдачу Патента РФ на заявку № 96119910/14. Каминский Ю.Г., Кондрашова М.Н, Косенко Е.А., Маевский Е.И., Аникеева С.П.,
  20. Gevers W. Generation of protons by metabolic processes in heart cells. – Mol. Cell. Cardiology. 1977, v. 9, no. 11, p. 869-873.
  21. Kim N.P., Ovchinnikov I.V., Guliamov D.S., Mayevsky E.I. // Energy value of glucose and lactate for the myocardium in patients with mitral stenosis. – Cor Vasa, 1989, 31, 4, p. 306-311.

Лекция на XVI школе-семинаре «Современные проблемы физиологии и патологии пищеварения, Пущино-на-Оке, 14-17 мая 2001 года, опубликовано в Приложении №14 к Российскому журналу гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии «Материалы XVI сессии Академической школы-семинара имени А.М. Уголева «Современные проблемы физиологии и патологии пищеварения», 2001, том XI, №4, стр. 22-28


 

наверх
Поиск
Наша рассылка на Subscribe.ru
  Гастроэнтерологический
портал России

Анонсы
Инновационный сборник научных статей "Кишечная микрофлора: взгляд изнутри", выпуск №1, 2012г. раскрывает тайну функционирования микробно-тканевого комплекса - микробиоценоза кишечника.

Ведущими учеными-гастроэнтерологами Учебно-научного Медицинского Центра Управления делами Президента РФ рекомендован Стимбифид с целью стимуляции роста облигатной флоры (в частности Бифидобактерий) у практически здоровых лиц, а также для профилактики и восстановления нарушений микробиоценоза, связанного с проведением антибактериальной терапии

Ученые установили, что новейшая Российская разработка на основе фруктоолигосахаридов – Стимбифид увеличивает содержание полезных бифидобактерий в кишечнике до 10 миллиардов (!) в 1г, что превышает аналогичные показатели при использовании традиционного бифидумбактерина в 10 раз!

Стимбифид
При копировании материалов с сайта гиперссылка обязательна:
Источник: www.gastroportal.ru